+7 4242 28-84-93
c 10 до 18, ПН — СБ

Про Сахалин

Ну что тебе сказать про Сахалин… Да и о Курилах тоже…

Острова притяжения, острова сокровищ, остров-рыба, огненная дуга, зачарованные острова, гигантский заповедник на краю океана…

Сахалин…

Я знал, что Сахалин — это удивительно, таинственно, и мне не нужны были доказательства этого. И к чему-то новому и чудесному здесь я всё же прикоснулся. Только несколько обрывков воспоминаний (тому, кто этого не узнал, всё равно не описать словами): расцветшая сакура, голубые горные реки и ручьи, тёплый закат на смотровой в Корсакове, прибойные длинные волны в Стародубском, остывающее от зноя и пыли вечернее небо Южно-Сахалинска, долгие плавные хребты сопок, тис и камни, далёкая Япония, островные люди как жемчужины или раковины, что-то ещё, чего я не могу описать.

Я к этому прикоснулся, но не смог забрать…

Отрывок из письма питерского гостя

Что ни говори, а Сахалин — это самое интересное, что я видел пока что за свою насыщенную приключениями жизнь. И самое удивительное здесь не природа, а люди. Глобализация всех уравняла, но до Сахалина она почему-то не добралась. И доберется ли когда — неизвестно.

Андрей Сотников. Сахалин — не Россия

Сахалин вобрал в себя все красоты мира в миниатюре и хранит их, как в волшебной табакерке. Загадаешь желание, откроешь крышку — и попадешь в тот уголок острова, который давно не видел или о котором наслышан, но попал только сейчас.

Нуянзина Д.В.

Жить на островах не легко, впрочем как и во все времена на краю Российской империи. Что бы жить на этой земле, её надо просто любить. Любить необъяснимой, не поддающейся разуму, любовью. Ну скажите, как можно любить «189» пасмурных дней в году? Тем не менее многие сахалинцы на вопрос, хотели бы они покинуть остров, твёрдо ответят вам: «Нет!» И это несмотря на сырость, туманы, циклоны и тайфуны.

Что такое циклоны и тайфуны? Это когда ветер выворачивает, а затем вырывает из рук зонтик и никуда уже нельзя скрыться от проливного дождя, когда улицы городов и поселков превращаются в реки и кажется, как будто там, «наверху», кто-то забыл закрыть душ. Или когда три дня подряд метёт и белое небо сливается с белой землёй, а утром дверь на улицу приходится открывать всем подъездом и продвигаться дальше исключительно пешком по снежным туннелям. А снегоход становится самым распространённым видом транспорта.

Частенько в пасмурные дни сопки «съедаются» то ли туманом, то ли сползающими с неба облаками и тогда в островной столице становится как-то неуютно от ощущения безграничного пространства… В такие дни иногда всё же возникает желание убраться от всей этой серости подальше, куда-нибудь на более солнечные острова… Но уже через неделю начинает сниться запах летних сахалинских вечеров — запах багульника, вместе с бодрящей ночной свежестью медленно сползающий с сопок. Или звук хрумкающего под ногами снега и ослепительная белизна вокруг, которая под солнечными лучами превращается в алмазные россыпи. И где-то глубоко внутри возникает непонятное, непередаваемое словами чувство и начинает тянуть обратно, на Остров.

Туда, где есть сопки.

Сопка — общее название холмов и гор с округлой вершиной.

Википедия.

Сахалинские сопки уникальны. И по геологии, и по возрасту и по растительности… Сюрпризы встречаются почти на каждом шагу. Если пойдешь навстречу солнцу — на восток — попадешь на Сусунайский хребет. По древней айнской легенде это самые «взрослые» сопки, со священного пика Судзуя (пик Чехова) началась история острова. Пойдешь на закат — придешь на Мицульский хребет. На нем найдешь одно из таинственных чудес природы — вулкан Судзуя (Южно-Сахалинский грязевой вулкан). На этом чудеса не заканчиваются. По старым японским тропам можно пробраться к «алтарю» на вершине сопки, а за ней уже виднеются розоватые «зубы дракона». Но путь к чудесам не прост, пройти надо сквозь непролазные заросли курильского бамбука и кедрового стланика, через гигантские сахалинские травы. И вот уже слышен нарастающий гул. А через несколько метров из зарослей появляется и сам виновник шума — красавец водопад.

Нога за что-то зацепилась… Бетонный фундамент в глухом лесу?!

Таинственные сопки таинственного острова…

И, конечно же, море. Море прекрасно всегда, будь то полный штиль или сильный шторм. Иногда после сильного шторма дорожные службы не обнаруживают фрагменты асфальтированной федеральной трассы! Если же в шторм приехать на мыс Великан, то в первый момент возникают совсем безумные вопросы: «Откуда здесь эскадрилья самолетов и почему, а главное зачем, кто-то стреляет из пушки?». И только чуть позже понимаешь, что это звуки штормящего моря. Ну, а в ясную, солнечную погоду, когда море с шуршанием набегает на берег, взрослые серьезные люди вдруг превращаются в детей, увлеченно пересыпающих с места на место разноцветные камушки и так трудно уговорить их уйти с пляжа, усыпанного разноцветной галькой…

Сахалин нельзя объяснить словами, его надо почувствовать. И тогда далекие острова на краю Тихого океана действительно станут островами притяжения.